Эпоха Стоглавого собора

Эпоха Стоглавого собора
Парадокс, однако, состоит в том, что его адресатом назван не Василий III, а царь и великий князь Иван Васильевич! Т. е. та же литературная традиция не связывает это Послание с ситуацией, о которой идет речь в биографической за­метке (если и видеть в ней события в Пскове 1510 г.), и все построение В. Н. Ма­линина, таким образом, рушится.

Изложенные наблюдения позволяют сделать вывод, что биографическая за­метка о Филофее не может служить основанием для датировки Послания ве­ликому князю 1510-1511 гг.
Между тем, датировка не оспаривалась исследователями вплоть до работ A. JI. Гольдберга, который подверг сомнению также и атрибуцию. Исследователь основывался, во-первых, на том, что в большинстве сохранившихся списков По­слания имя Филофея в качестве автора не названо; во-вторых, находил возможным вцдеть во фрагменте о «вдовстве» епископий «пожелание общего характера», а не «просьбу о замещении конкретной епископской кафедры», в-третьих, сомневался в достоверности информации группы Бел. 55 — Унд. 1046. Однако главным в его аргументации следует признать отмеченное «различие литературной манеры» двух сочинений, т. е. бесспорно принадлежащего Филофею Послания против аст­рологии (Мисюрю Мунехину) и Послания о крестном знамении (Василию III): «Датировка „Послания о крестном знамении» 1510-1511 гг. неприемлема и по­тому, что она относит это сочинение к более раннему времени, чем „Послание на звездочетцев», тогда как последовательность их создания была заведомо обрат­ной»; в Послании Василию III «имеет место приспособление уже сложившихся формул к новому авторскому замыслу, не отличающемуся такой цельностью, как то сочинение, из которого взяты эти формулы», т. е. Послание Мисюрю Мунехи­ну, написанное ок. 1523 г. Исходя из этого, A. JI. Гольдберг рассматривал две воз­можности датировки Послания великому князю. Если принять, что оно написано во время «вдовства» Новгородской архиепископской кафедры, то датировать его следует между 1523-1526 гг., т. е. после Послания Мисюрю, до поставления Ма — кария новгородским архиепископом. Сам исследователь более склонялся, одна­ко, к другой возможности, к расширению хронологического промежутка, в котором следует искать дату Послания: не исключено, что оно возникло не при Василии III, а при Иване IV, ближе к эпохе Стоглавого собора, т. к. большин­ство вопросов, затронутых в нем, разрабатывалось в литературе 1520-1540-х го­дов вплоть до Стоглавого собора [Гольдберг 1974, с. 84-85].

admin

Оставить отклик

Ваш адрес эл.почты не будет опубликован.

11 − шесть =